Непостоянство, завершение и расставание

Видеозапись смотрите по ссылке

Леонид Третьяк:

Последний день на интенсивах традиционно посвящают процессам завершения, по-моему, дедушка Фрейд говорил о том, что жизнь - это череда болезненных сепараций.

То есть, как только мы успеваем к чему-то привыкнуть и что-то становится для нас стабильным, как снова появляется новый контекст, новые обстоятельства, и как говорит народная мудрость: «постоянны только перемены».

Стабильное состояние, как мы знаем из физики, сразу приводит к тому, что как только система достигает порядка, она начинает снова перемещаться в точку хаоса. Полный порядок, с точки зрения термодинамики, означает смерть системы. И когда человек умирает, все его процессы останавливаются, жизнь прекращается, потому что жизнь — движение, но это происходит на секунду другую, а потом начинается новая жизнь, когда сознание из тела уходит и живет уже не человек, а то, что было до этого.

У нас нет времени, когда бы мы не менялись, мы меняемся постоянно, но тем не менее, когда мы переходим из одного процесса в другой, из одного состояния в другое, что-то, что представляло нашу целостность остается. И в любой ситуации есть то, что является неповторимым и оно уходит вместе с этой ситуацией, ни одна ситуация в жизни человека не повторяется.

И в то же время есть что-то, что мы можем взять из одной ситуации в другую, что составляет наше представление о себе, наш опыт, нашу связанную идентичность, то, что мы оставляем после себя и к сожалению, наша гарантированная экзистенциальная данность в том, что мы все умрем, наши близкие тоже умрут, нам придётся с этим встречаться.

И когда завершаются какие-то отношения с чем-либо, ещё со времен Ф.Перлза в гештальт-подходе принято использовать 3 оси для завершения отношений с чем-либо:

Первая ось — прощание. Как возможность попрощаться и оставить то, что было здесь, что-то взять с собой дальше в свою жизнь.

Вторая ось — прощение. Как возможность простить себя за то, что не было сделано, а мы в основном жалеем о том, что было не сделано, чем о том, что было сделано не так — наши удержанные неслучившиеся действия, которые хотелось бы, чтоб случились, но они не случились.  И прощение по отношению к другим, то есть перестать злиться, раздражаться, просто приняв, что в ситуации уже ничего поменять нельзя, и на этом строится проживание динамики горя, расставания, когда мы понимаем, что все, что можно было сделать, к сожалению, можно было сделать только в прошлом, а в будущем уже ничего нельзя сделать.

Третья ось благодарность. Это крайне редко бывает в жизни в полном объеме, потому что наше сознание устроено так, что мы пытаемся минимизировать возможный вред, мы больше думаем о плохом, и больше замечаем то, что нам не нравится, потому что мы заинтересованы в текущем комфорте, и текущей ситуации, и редко учитываем временную перспективу личности. Вы помните, что ещё К.Левин писал о жизненном пространстве, которое включает будущее, предвидимое сейчас, и прошлое, помнимое сейчас.

Вот люди, которые осознанно относятся к своей жизни, они всегда учитывают эту временную перспективу и тогда возникает место для благодарности, потому что благодарность тоже выражается крайне редко. 

Любой опыт мы можем поблагодарить за то, чему он нас научил, даже если этот опыт был нехорошим и негативным, тем не менее, из него очень важно выносить урок, то есть тот самый несгораемый остаток, который мы можем принести в следующую ситуацию, и тогда этот жизненный опыт нас чему-то учит.

Если же мы не выполняем работу по присвоению, ассимиляции, как мы говорим, присвоению событий, благодарности тем событиям, с которыми мы столкнулись, то, как правило, эти события воспроизводятся снова, и мы повторяем тот же уровень игры, если в компьютерной метафоре.  Люди, которые не присваивают свой жизненный опыт, с одного уровня на другой не переходят, соответственно, незавершенная задача повторяется.

И вы знаете, что большая часть человеческих проблем связана с тем, что человек не переходит на следующий уровень, если не завершил задачу которую нужно было решить именно тогда. Не появлялась возможность говорить в критические периоды развития, больше человек говорить не научится. Не появилась способность чем-то овладеть, тогда, когда это важно делать своевременно - эта способность тоже будет необратима утрачена или её будет очень сложно реализовывать. 

Потому что жизнь такова, что перемены являются постоянной константой, нам приходят новые задачи, а мы в своем планировании редко их учитываем, поэтому к чему хочется призвать – это к учету этой временной перспективы. И вниманию к событию завершения, потому что события завершения подводят итог, сухую выжимку, сухой остаток того, как мы оцениваем вообще свой опыт и это становится основой для нашего самоуважения, самооценки, о наших представлениях о себе и о тех навыках, которыми мы овладели.

Соответственно, мы всегда стремимся завершать единицы работы осознанно. Если прошел терапевтический сеанс, мы всегда спрашиваем у клиента, что было важного в этом и мы можем заметить, что эти важности разнятся - что считает важным терапевт, не всегда важно для клиента, то, что считает важным клиент, иногда является удивительным и неожиданным для терапевта.

И наши приоритеты тоже меняются, нам очень важно замечать себя в процессе этих перемен и замечать, что мы тоже другие, и даже самые лучшие виды нашей активности — то, что когда-то было хорошо, сейчас не может быть таким хорошим, потому что мы находимся в процессе постоянных изменений и возрастные кризисы являются нормативными в любой системе: в личности человека, в семье, в организации.

Существуют периоды развития, когда важно подвести итог одного периода и переходить к другому, потому что система, которая не выдерживает вызовов нового контекста, она сама разрушается, дезинтегрируется, соответственно, нам всегда важно искать творческое приспособление, но чем больше у нас присвоенного опыта, тем мы искуснее в этом поиске. Чем больше у нас ситуаций, с которыми мы столкнулись, тем бОльшим объемом возможностей приспособления мы владеем. Поэтому важно создавать себе условия для позитивного стресса, когда мы можем встретится с новым опытом, потому что именно этот новый опыт позволяет нам лучше адаптироваться к своим собственным потребностям и в большей мере реализовать себя.

Максим Пестов:

Я тоже пару слов хотел сказать, мы по-разному будем акценты делать на этой теме.

Я хотел бы вам напомнить, что мы находимся на священной Индийской земле и она родила такое направление как буддизм,  в буддизме очень многое связано с темой непостоянства.

Непостоянство является некой природой человеческого и не только человеческого бытия. И это непостоянство связано с тем, что мы стараемся прийти к стабильности и за что-то схватиться, а она, конечно, все время от нас ускользает и это ускользание приводит к страданиям, потому что кажется, что как только я достиг чего-то желаемого, уже приблизился на нужную дистанцию, схватился, слился, вгрызся в это, - это желанное состояние рано или поздно заканчивается и мы начинаем испытывать страдание от этого.

Нам кажется, что мироздание нас обмануло, что это что-то неправильное и мы стараемся обратно этот гомеостаз установить, обратно найти какой-то объект привязанности, приблизится к нему и т.д.

И, соответственно, на уровне здравого смысла, мы пытаемся это постоянство, эту стабильность сформировать. Тогда как хорошо бы ещё на такой элемент поля обращать внимание — это непостоянство, является природой вещей.

И в этом смысле можно идентифицировать себя только с некоторым субъектом, который обладает чем-то стабильным, а с другой стороны, можно идентифицировать себя как раз с некоторым субъектом, который переживает это непостоянство, принять это непостоянство как некоторую часть, не от которой нужно избавляться, а как некоторое естественное состояние, и вот в этом себя обнаружить, понаблюдать, что приходы- уходы, сокращение или увеличение дистанции – это не то с чем нужно бороться,  пытаясь сфокусироваться на стабильности, скорее освоится в этом пространстве, освоиться в этом измерении.

Мне кажется это очень важная вещь, потому что, наблюдать себя в изменчивом состоянии – это очень сильно снижает тревогу, тогда не нужно контролировать эту стабильность. Не нужно переживать за то, что завтра может что-то поменяться, в этом смысле, вот это напряжение психическое, на мой взгляд, сильно снижается.

Поэтому я хотел бы на таком моменте, условно, что у нас что-то завершается и на это можно реагировать по-разному. Например, можно страдать и сделать вид, что это не закончилось, либо принять это как элемент солнце всходит-заходит, мы же не сильно по этому поводу страдаем, не знаю кто как.

А второй момент, больше к нашей терапевтической реальности, вот Мелани Кляйн выделила 2 реакции на потерю: первая реакция – потерю либо не замечать, либо воспринимать как агрессивный акт, направленный персонально на нас, например, злиться на людей, ненавидеть их, впадать в ярость на людей или на процессы, которые нас оставили, либо не замечать их. Когда, например, все заканчивается, часто возникает этот импульс: «давайте обменяемся телефонами»; «давайте встретимся через год»; «давайте не будем расставаться». Я думаю, что такой импульс носит защитный характер, потому что мы не обязаны все дружить после этого, сохранять отношения и т.д. То есть можно  злиться на то, что что-то заканчивается – это такой базовый уровень функционирования.

А более высокий, о чем Леонид говорит, что эту потерю можно оплакать, но оплакать в таком символическом смысле, это не значит, что нам нужно сесть в кружок и рыдать, а оплакать это скорее с какой-то благодарностью завершить, что-то присвоить, может быть даже попечалиться. 

Потому что известно, что психика человека появляется в тот момент, когда объект, с которым он находится в контакте, уходит, и тогда на место этого объекта, который присутствует в реальности, мы создаём такой галлюцинаторный символический объект, который помещаем в себя и тогда, чем больше у нас этих циклов контактов и завершения проходит, тем больше событий, больше обстоятельств появляется в нашем внутреннем мире.

И в этом смысле, если мы что-то не завершили, делая вид, что это продолжается или, агрессивно реагируем на завершение, тогда этот процесс ассимиляции, построение психики не происходит, то есть мы очередной кирпичик в стену не кладем, и тогда, в каком-то смысле мы этот процесс развития тормозим.

Поэтому, завершать важно, потому что в этом завершении мы развиваемся и внутри обогащаемся, и возможно, что этому правда нужно посвятить время, может получится об этом поговорить на группах, про то, какой это был опыт, что вы успели для себя сделать.

Ну и я думаю, что этот процесс завершения не заканчивается сегодняшним днем, я думаю, вы будете ещё возвращаться к этому, потому что нельзя что-то завершить до конца, мы придаем смысл задним числом, можете к этому возвращаться, переосмысливать. То есть, процесс завершения – это не менее интересный процесс, чем процесс участия в чем-то.

Любава Мутилина:

И для того, чтобы этот процесс завершения случился, Максим говорит о том, что «оно» будет продолжаться. То есть завершение не начинается с окончания мероприятия, завершение — это некоторый процесс, который будет длиться какое-то время.

И для того, чтобы на этом этапе происходило завершение, то есть ассимиляция, присваивание опыта, на мой взгляд, еще важно иметь возможность держать себе на уме право говорить «нет».

Потому что вы сейчас все после интенсива, каждый в своих процессах, состояниях, кто-то более вовлечен, кто-то менее вовлечен, и могут происходить такие ситуации, когда вы, находясь ещё в этом процессе, будете получать какие-то предложения от ваших друзей, родственников, участников интенсива, какие-то предложения вовлечься во что-то, в чем-то принять участие, дружить вечно и т.д.

И в этот момент важно помнить про свое право говорить «нет» и его использовать, потому что для того, чтобы произошла ассимиляция и завершение, важно эту емкость не переполнять через край. Потому что если перельется через край, возможности переварить то, что есть – не будет, вы можете «поскакать» и вовлечься в какие-то другие процессы, которые перекроют все, происходящее с вами.

И кроме того, если мы идентифицируем что-то происходящее с нами как очень хорошее и приятное, то с этим не хочется расставаться, а если мы идентифицируем что-то происходящее с нами как неприятное – это хочется завершить.

И то, и другое заставляет нас действовать неестественным путем, то есть мы пытаемся продлить хорошее, которое заканчивает свой естественный цикл или пытаемся сбежать от плохого, которое как-то длится и какой-то вклад в нас вкладывает. В этот момент, вот эти предложения со стороны, приглашения в чем-то принять участия, в отношениях, афере, новом проекте и т.д. они очень соблазнительны, потому что они попадают именно в ту точку, которая как будто бы поможет вам либо быстрее сбежать из происходящего, либо наоборот, остаться в том, что вам нравится. И не завершить внутри то, что завершилось. 

Поэтому есть такая «техника безопасности» после интенсива:

  • не принимать каких-то относительно важных решений, которые могут изменить вашу жизнь;
  • не предлагать срочно замуж или не подавать на развод сразу после интенсива;
  • не менять работу;

То есть в течении некоторого времени важно сохранить процесс завершения, переваривая. Потому что если вы на этой ноте, которая у вас сейчас, приезжаете домой и увольняетесь с работы, разводитесь с женой и уезжаете на гоа жить навсегда — это решения, которые продиктованы не полученным опытом, а скорее всего тревогой, печалью, от встречи с собой или с другими. То есть решения могут быть продиктованы желанием не быть в том настоящем, в котором вы находитесь.

Ну и кроме такой техники безопасности, важно обращать внимание на поле, в котором вы находитесь, потому что, попадая в процесс интенсивных переживаний, мы, выходя из него, из рамок интенсива, можем оказываться в обычной жизни в ситуациях не совсем безопасных. Здесь все-таки у вас есть терапевты, ведущие и все как-то более-менее друг к другу бережны, когда вы из этого выйдете, у вас может быть такая иллюзия, что все вокруг тоже такие же бережные и будут понимать, что с вами происходит, но это не так. 

Поэтому лучше обращать внимание на тех людей, которые оказываются с вами рядом и помнить о своем праве отказать кому-то в участии в чем-то и точно также принимать право другого на отказ в том, что вы предлагаете ему.

Максим Пестов:

И помните, что, когда вы вернетесь к своим близким,  вы немножко в другом психическом состоянии, они в другом, и вам нужно понимать эту разницу, потому что вам будет нужно время для того, чтобы попасть в одно место, в одно пространство.

В этом месте могут часто возникать конфликты, быстрые решения, когда кажется, что вы попали в среду, где вас все понимают, разговаривают на одном языке и все хорошо, а тут вы попали к другим людям, которые по-другому строят контакт, в общем, это нормально, помните про это и не сильно требуйте, чтобы к вам в обычной жизни обращались так, как с вами обращаются на группе, потому что это немного искусственное мероприятие.

Леонид Третьяк:

Чтобы завершить какие-то незавершенные гештальты касаемо теории и практики, у вас есть время на вопросы.

ВОПРОСЫ

Вопрос: Если уже какие-то решения после интенсива приняты, как с этим перевариваем быть?

Ответ (Любава Мутилина): если решение было принято до интенсива и это было запланировано, то дай себе паузу, чтобы ты убедился в своем решении, что оно именно такое.

Вопрос: Какое время нужно для этого? Допустим решение о смене работы

Ответ (Л.Мутилина): дай себе небольшую паузу, чтобы осели все переживания, и ты был в этом решении ещё более убежден.

Вопрос: Меня волнует тема того, как цикл контакта здорового человека отличается от цикла контакта, зависимого человека?

Ответ ( М.Пестов): в 2-х словах там есть некоторые механизмы прерывания контакта, которые этот цикл контакта искажают.

Ответ (Л.Третьяк): одно дело это зависимая личностная структура, а другое дело – это зависимый человек. И важно понимать, что цикл — контакта - это эвристическая метафора, это модель думать, модель, облегчающая принятия решения. Никакого цикла контакта в реальности не существует фазами, это просто наша попытка описания опыта.  Иногда это рассматривают как самозначимые сущности «вещи в себе», которые сами чуть ли не обладают некоторой  психической волей. Важно понимать, что зависимость сама по себе, представляет собой химический/не химический способ решения проблемы непереносимого аффекта. То есть, когда мы что-то не переносим, мы находим вещество, которое облегчает вот это непереносимое напряжение.

На метафоре цикла контакта — на этапе преконтакта, когда идет ложное узнавание потребности, когда мы путаем голод и аппетит, когда у нас есть некоторое возбуждение, связанное с напряжением, но это напряжение нашло то вещество или тот способ действия, который это напряжение разрешает и тогда наше возбуждение идет не в удовлетворение потребности. Такая ранняя дефлексия возбуждения, возбуждений уходит в удовлетворение аппетита, который косвенно замещает удовлетворение потребности.

Поэтому аддиктивный цикл контакта это имитация удовлетворения настоящей потребности. Если, например, у меня возникает потребность в спонтанности, и я не могу её реализовать привычным способом.  На метафоре шоссе — перекрыли главную дорогу и сделали объезд, и вот объезд помогает нам достичь нужного пункта, но эта дорога объездная, есть более простая, прямая дорога, но человек, который научился ездить объездной дорогой, забывает о прямом пути и уже все, ограждение сняли, ехать можно, но человек все равно съезжает на объездную дорогу.

В этом смысле с химическими зависимостями и не химическими тоже, на разные вызовы, которые есть у человека, приходящие из поля текущей ситуации, возникает один ответ: «захотелось счастья-выпил; захотелось любви-выпил; захотелось реализации-выпил», таким образом наше сложно организованное поведение, учитывающее весь контекст, сводится к одной повторяющейся компульсивной реакции, если говорить языком психофизиологии – это определенные участки нашего полосатого тела, которые отвечают за повторяющееся компульсивное поведение. Стимулы на жизнь разные, ответы требуются разные, а звучит только один. В каком-то смысле аддиктивный цикл контакта – это создание иллюзий удовлетворения потребностей, сразу из преконтакта, мы перескакиваем в желанное состояние, просто за счет того, что мы создаем иллюзию удовлетворения потребности.

Поэтому, алкоголикам не нужны ни отношения, ни достижения, ни еда, им нужно только чуть-чуть портвейна, чтобы просто как-то пожить и состояние зависимого подвержено амебным таксисам выпил\не выпил; кумарит\приход. Вот психика со своей сложной организацией обращается к 2-м режимам младенческого функционирования голодный младенец, который хочет что-то употребить и младенец, который спит.

Вопрос: Вопрос про завершение и реакцию злости и агрессии. Реакция — это же не то, чем мы можем управлять?

Ответ (М.Пестов): реакция происходит сама по себе, но я могу выбирать, либо вовлекаться в нее автоматически, не рефлексируя, либо я могу применять рефлексию, понимать, как это связано со мной, с контекстом моей жизненной истории и тогда я могу выбирать, либо вовлекаться в нее, либо использовать элемент психической переработки, придавать смысл тому, что со мной сейчас происходит, и выбирать какую-то другую сторону. Грубо говоря, психопатическая реакция: разозлился – дал в морду; я ж разозлился, не надо было меня злить. А психическая переработка: я наблюдаю эту реакцию, и сохраняю некоторую дистанцию. Не реакция мной управляет, а я управляю тем, что происходит внутри. Как бы в кокон психического помещаю свою реакцию, а не становлюсь автоматом.

Вопрос: Я просто думала, что ты говорил, что нужно останавливать реакцию или тормозить её.

Ответ (М.Пестов): останавливать не значит игнорировать. Наша задача увеличить осознанность.

Ответ (Л.Третьяк): я уже говорил о том, что есть пограничные ситуации, когда мы можем действовать под влиянием логики ситуации, у нас нет времени на ту самую психическую переработку. Но в большинстве жизненных ситуаций, наше поведение становится импульсивным, реактивным. Но в большинстве социальных ситуаций очень важно давать возможность импульс контроля, через осознавание, и задержку реализации импульса, осознанная ретрофлексия, это одна из анти-пограничных техник, когда хочется одно, из логики ситуаций, а адаптивным будет другое.

Например, автомобильная пробка, вы опаздываете, спешите, очень большой риск натворить ошибок, если вы будете из ряда в ряд перестраиваться, создаёт стресса много и себе и людям, но приезжает также, как и скорость потока, а иногда попадает в ДТП и задерживается на 2-3 часа. Соответственно, в ситуации высокой интенсивности иногда очень полезно замедлиться и осознать контекст, который требует немедленного интенсивного ответа, вроде бы. Но очень важно в ситуациях значимых, критических давать себе возможность замедляться, чтобы ситуация становилась менее реактивной. Даже, в условиях боевых действий, человек будет более эффективен, например, если снайпер хорошо подышит, расслабится и на выдохе выстрелит, а не когда он хаотически стреляет в первое, что видит. Соответственно, очень важно замедляться и давать время на реализацию любого импульсивного поведения, которое вроде как требует логика ситуации.

Вопрос: По поводу процесса ассимиляции. Что ещё может ему помещать и на что обращать внимание?

Ответ (Л.Мутилина): это могут быть ритуалы, а может возможность дать себе время. Например, ты никуда не уезжаешь, у тебя есть время здесь жить. И день, два, три дать себе на то, чтобы не бежать никуда, не вовлекаться в какие-то проекты, не создавать что-то новое. То есть дать себе потупить, паузу. Условно говоря, когда ты дашь себе паузу, у тебя будут какие-то воспоминания приходить, чувства, печаль, от которой будет хотеться сбежать, например. То есть возвращать себе право на дистанцию, на чувствительность к тому, что происходит вокруг тебя.

Ответ (Л.Третьяк): Вообще времени на ассимиляцию мало в нашей современной цивилизации, потому что оно все время предлагает и навязывает какие-либо стимулы, поэтому нужно закладывать в нашу жизнь время, когда мы занимаемся ничем.

Потому что основные жизненные решения принимаются не системой быстрого мышления, которая реактивна. Давать себе время на размышления, поэтому полезны все практики медитации, осознавания, в этом частично и задача терапии, когда мы замедляемся и наедине с собой, с самыми проблемными местами. 

Отвечая, на вопрос, что мешает ассимиляции, ещё Ницше говорил: «память говорит – это было, гордость говорит – этого быть не могло» и гордость побеждает.

Мы делаем так, что мы все время подтверждаем свое представление о себе. И в период ассимиляции нужно давать себе возможно приближаться к некомфортному опыту, к тому, что не очень приятно вспоминать, чтобы присвоить и пережить события. Потому что наша естественная интенция, по принципу удовольствия, возвращать, продлевать приятное состояние, и на этом как раз строится зависимость, это на новые вызовы стараться продлить искусственно приятное. А важно иметь возможность взаимодействовать с неприятным опытом и думать о том, что не очень хорошо, неприятно, стыдно и угрожает самооценке.

 

- — — — — — -

Приглашаем в учебные программы: 

  • Психологов, студентов, педагогов, социальных работников, а так же тех, кто мечтает сменить профессию — программа «Теория и практика гештальт-терапии» информация о программе по ссылке

 

  • Программа для психологов и гештальт-терапевтов, HR-специалистов, бизнес-тренеров, а так же для тех, кто хочет заниматься консультированием организация «Организационное консультирование в гештальт-подходе» информация о программе по ссылке. 

 

 

 

Автор

Максим Пестов

Аккредитованный гештальт-терапевт, супервизор Общества практикующих психологов "Гештальт подход", врач-психотерапевт, психиатр-нарколог, действительный член Профессиональной Психотерапевтической Лиги, аккредитованный гештальт-терапевт EAGT

Автор

Любава Мутилина

Исполнительный директор МИГАС,  психолог, аккредитованный гештальт-терапевт EAGT и супервизор Общества практикующих психологов "Гештальт-подход", действительный член РПА.

Автор

Леонид Третьяк

Кандидат медицинских наук, психотерапевт, руководитель секции гештальт-терапии Российской Психотерапевтической Ассоциации, супервизор, аккредитованный гештальт-терапевт EAGT

Дата публикации

18.10.2020

Будьте в курсе наших событий

Подпишитесь на нашу рассылку и получайте последние новости и интересные материалы нашего института

Следите за нами в социальных сетях

Подписывайтесь и следите
за обновлениями

Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.